Здравствуйте вопрос скажите вам не знаком был оболенский лев

Письма Л.Н. Толстого года

Ничто не говорило о том, что Лев Николаевич мог приехать на старое пепелище. .. Этот вопрос будет мучить его до последних сознательных мгновений жизни. (дочь Л.Н. Маша была замужем за сыном Е.В. Оболенской Николаем . Я вам буду только мешать и брюзжать по- стариковски. Решить же вопрос о том, следует ли или не следует совершать их, может и . Я, Лев Николаевич, согласен с Вами в этом отношении, но в том, что наша наука Был освобожден до срока и в письме к Толстому от 29 декабря г. Милый Александр] Мод[естович], если вам это не тяжело, скажите мне . Если тема разговора будет носить общеинтересный характер (вопросы Я справедливо решил, что Толстой теперь не поедет в III классе, а в .. выручала его: «Лев Николаевич не помнит он, вероятно, не был знаком с к нему Толстой, — скажу Вам откровенно, мне не понравилась вчерашняя музыка!.

Бурылин в письме своем на имя Л. Толстых от 15 января г. На обоих письмах Толстой пометил: А хочет он только того, чтобы я был в любви со всеми Посылаю вам книжечку На кажд[ый] д[ень], в которой мысль о назначении жизни выражена более ясно. Цель жизни одна для всех: А воля Пославшего одна: Римма Сырцова — ученица 7-го класса женской гимназии в г. Про кооперативы же думаю, что они никак но могут вредить, а скор[ее] могут содействовать единению люден.

Никакая организация, если только она не поддерживается насилием, не может связать свободного человека. Одобряешь цель и деятельность организации — участвуешь в. Религиозное учение это, как я и старался передавать его в своих писаниях и частных беседах со своими учениками и внуками, состоит в том, что во всех нас живет один дух Божий. И мы можем жить не только одной своей жизнью, но и жизнью других людей.

Для того, чтобы жить жизнью других людей, надо любить. Для передачи же христианского учения я составил Краткое евангелие для детей, которое, к сожалению, запрещено, но у меня есть, и я посылаю его. Что касается до отдачи детей в школу, то вопрос перед вами стоит ясно — одно из двух: Может быть, я ошибаюсь, и другие знают средний путь.

Я не знаю и высказываю вполне искренно то, что думаю и во что верю. Вера Михайловна Зацепина из Харькова в письме от 8 января г. Иван [Андреевич], Книги мои, все те, какие я считаю полезными для людей, писанные с года, я предоставляю бесплатно во всеобщее пользование, и потому те мои книги, какие вам желательно иметь, вы могли бы все иметь за самую дешевую цену, если бы они не были бы запрещены.

Запрещенные же книги, те, какие могут быть вам полезны, посылаю. Из него я увидел, что вы человек ищущий истины, самой нужной истины о том, как должно жить человеку для исполнения своего назначения, и что вы думаете не по чужим словам, а своей головой. Слава Богу, таких людей по всем концам России, особенно в крестьянстве, заявляется очень много, и входить в общение с такими людьми для меня большая радость.

Будьте осторожны с моими книгами, чтобы не нажить себе неприятностей. Иван Андреевич Хлоповский — крестьянин из. В чем моя вера, Краткое Евангелие, Детское Евангелие] и еще.

здравствуйте вопрос скажите вам не знаком был оболенский лев

Мария Ивановна Шидловская р. Знать писать и читать, больше ничего не. Из книг всё можете знать, что. Петр Васильев из Ряжска Рязанской губ. Он спрашивал Толстого, правильно ли он сделает, если уйдет из дома тайком от родителей.

Место встречи изменить нельзя 2 серия (1979) фильм

Мой ответ на ваш вопрос следующий: Борьба, которую я считаю полезной и могущей достигнуть цели только в одном: Гранберг из Юзовки в письме от 13 января г. Вы так ужасаетесь этой мысли, что можно подумать, будто они заставляют ненавидеть тех, кого, наоборот, следует совсем любить и уважать Та часть, которая не по праву причисляет себе все, составляет жалкое меньшинство и так заражена предрассудками, что ее уже ничто не может излечить Лучше вам постараться достигнуть первого, не нарушая второго.

Если же необходимо одно из двух, то, не зная ни вас, ни того человека, с которым вы хотите соединиться, я не могу дать определенного совета. Только вы сами можете решить вопрос. Она полюбила молодого человека мещанского происхождения, но родители препятствуют браку. Просила Толстого помочь ей своим советом. Бог — это то начало всего, без которого ничего бы не было и частицу которого мы чувствуем в себе, как нашу жизнь, и которая проявляется в нас любовью только от этого мы и говорим, что Бог любовь.

Все же рассуждение о том, как он сотворил мир и человека, как он будет наказывать, казнить людей, еще раз повторяю, надо постараться забыть совершенно для того, чтобы понять смысл своей жизни. Вот и все, что мы знаем и можем знать о Боге. О душе же мы знаем только то, что то, что мы называем своей жизнью — это божественное начало, без которого для нас ничего бы не было и такое нечто, которое живит тело и так как не имеет в себе ничего телесного, то и не может умереть вместе с телом.

Вы спрашиваете так же, как и многие другие, бессмертна ли душа и будет ли она жить после смерти тела. Для того, чтобы вам понять мой ответ на ваш вопрос, я прошу вас хорошенько вникнуть в то, что я напишу сейчас: Для человеческого тела, и только для тела есть время. Нет для души и ничего вещественного: Так что для тела только есть время. Как легкомысленны и неправы рассуждения о будущей жизни и о рае и аде, видно уже потому, что если душа будет жить после смерти и будет жить где-нибудь, то она должна бы была жить где-нибудь и прежде рождения, а про это никто не говорит.

Мое мнение то, что душа в нас не может умереть, потому что умирает только наше тело, но о том, что будет с душою и где она будет, мы не знаем и не можем знать, хотя и знаем, что она умереть не.

О наградах же и наказаниях думаю так, что жизнь наша бывает здесь хорошей, спокойной и радостной только тогда, когда мы живем согласно закону любви друг к другу.

Письма Л.Н. Толстого 1910 года

И бывает тревожной, дурной и бедственной тогда, когда отступаем от этого закона. В ЯЗ Маковицкого 22 января г. Петр Мельников — рабочий из Баку, прислал Толстому письмо, которое Толстым было отправлено вместе с копией к В. Как ни тяжело ваше положение, вам надо остаться дома с мужем и детьми, о которых вы мало говорите в своем письме. Думаю, что вы найдете спокойствие и утешение, посвятив все свои силы на воспитание.

Для меня нет никакого сомнения, что если вы не останетесь дома, вы сделаете свою жизнь еще несравненно более тяжелою. Думаю, что в описываемом вами случае требования вашей совести могут быть удовлетворены только одним: Силин — служащий крупной торговой фирмы в Москве, в письме от 19 января г.

Спрашивал, как ему поступить: На конверте этого письма Толстой пометил: Вы находитесь в большом заблуждении, предполагая меня владеющим большими богатствами.

Чтобы прямо отвечать на ваш вопрос, что такое добро? Отец ваш ответил вам, что бог есть добро. Я думаю, что ответ в 1-м послании Иоанна, — что бог — любовь, точнее.

здравствуйте вопрос скажите вам не знаком был оболенский лев

Чтобы объяснить вам, почему я отвечаю так, я посылаю вам то мое краткое исповедание веры, в котором выражены отчасти в первых 6 пунктах основы такого моего понимания. Очень рад бы был, если бы мог быть вам полезен.

Признаю и то, что кооперация может облегчить дошедшую в последнее время до крайней степени нужду рабочего народа. Думаю, наоборот, что только подъем религиозного сознания может дать прочный и плодотворный характер кооперативному движению. Во всяком случае, думаю, что в наше время это одна из лучших деятельностей, которым могут посвятить себя — ищущие приложения своих сил молодые люди, желающие служить народу, а их так.

Если бы я был молод, я бы занялся этим делом, а теперь не отчаиваюсь попытаться сделать что могу среди нашего близкого мне крестьянства. Уважающий вас Лев Толстой. Поссе,2 который очень интересуется этим вопросом. Вахан Фомич Тотомианц — в г. Читал лекции по истории, теории и практике кооперации в высших учебных заведениях Москвы и Петербурга.

Автор многих трудов по кооперации. В черновике весь последний абзац отсутствует. В ответ на письмо Толстого В. Тотомианц писал 31 января г.: Отвечаю вам то же, что и ему: Думаю наоборот, что только подъем религиозного сознания может дать прочный и плодотворный характер кооперативному движению.

А без этого нет и не может быть прочного улучшения. Александр Владимирович Голицын р. Ответ на обширное письмо Голицына от 19 января г. Всё в этом, люди угнетают сами. Для того же, чтобы они перестали угнетать сами себя, нужно именно то, что у вас в зубах навязло. Посылаю вам об этом же книги. Письмо Толстого является ответом на письмо Г.

Соколова от 18 января г. По поводу заповедей непротивления, терпения и прощения он писал: На письмо Толстого Г. Соколов ответил новым письмом от 31 января г. На конверте этого письма Толстой пометил 7 февраля: На письмо Соколова ответил В. Благодарю вас, дорогой брат Петр Давыдов, за ваше письмо. Порадовало меня то, что я получил известие о вас, а главное то, что узнал про ваше бодрое душевное состояние. Помогай вам бог в вашем тяжелом испытании.

Не могу ли чем служить вам? На вопросы ваши попрошу Маковицкого и другого нашего друга Булгакова ответить. Любящий вас брат Лев Толстой. Петр Никитич Давыдов р. Харбин, Чита, Иркутск, Красноярск, Томск и вот сейчас Бийск, и везде полно, втрое усилено, а то и. Бийска пришлось идти пешком, около верст Я стою одной ногой в гробу и всякий час не на словах, а на деле жду смерти, и потому вы можете верить тому, что я говорю то, что говорю, не для того, чтобы защищать себя или своих, а потому, что не могу не верить тому, что говорю.

А не могу не верить потому, что пришел к своим убеждениям и упорным мышлением об одном и том же предмете и многолетним опытом. Чувства, выраженные в вашем письме, вызвали во мне1 жалость к вашему ужасному душевному состоянию.

Разумеется, лучше бы было прямо и коротко отвечать на ваши доводы, и это я бы сделал, если бы мы виделись. В черновике сделана приписка о посылке книг: Послать о Револ[юции] Ч[ерткова] В. Мунтьянов — политический ссыльнопоселенец в. Нижне-Илимском Киренского уезда Иркутской губ. Вы пишете, что только одной любовью можно добиться хорошей жизни. И вот однажды приобрёл поп Попов телевизор, чтобы коротать за ним долгие зимние вечера, и увидел футбольную трансляцию.

Очень скоро дядя Коля понял, что жить не может без футбола. Тогда стал он бывшим попом Поповым, и загорелся желанием стать футбольным вратарём. И не просто вратарём, а вратарём непробиваемым.

Помощь и советы господа бога приходят к нему во сне. А наяву стать настоящим футболистом помогают дяде Коле люди. Сначала судьба сводит его с третьеклассником Шуриком Мышкиным, полукруглым отличником, который упрямо не желает быть абсолютно круглым отличником.

Затем Шурик и дядя Коля, которые быстро нашли общий язык, встречают ещё одного хорошего и очень весёлого человека Егора Веселых, демобилизованного младшего сержанта, и, по совместительству, центрального нападающего. Кульминацией повести становится футбольный матч, который показан таким образом, что читатель получает возможность, наблюдая за процессом игры, приобщиться к футбольным страстям персонажей.

Как сказано в подзаголовке, он посвящён внучке писателя, Ольге. Герои романа — дети и взрослые. С первых страниц книги мы встречаемся с двумя из них: Однако сделать это совсем непросто: Да что там обед, он даже телевизор сам никогда не включает и не выключает, а ждёт, когда это сделает дед.

Отчаявшись хоть как-то повлиять на внука, Игнатий Савельевич в шутку пригрозил сдать его экспонатом в музей, как самого ленивого и избалованного внука: Посадят тебя в клетку какую-нибудь научную или загородку специальную закажут. Табличку повесят, а на ней напишут, к примеру, что-нибудь такое: Однако Герка, как ни странно, воспринял шутку деда всерьёз и даже стал мечтать о том, как он станет музейным экспонатом, как о нём будут писать в газетах, говорить по радио и показывать по телевизору.

Неизвестно, куда завели бы Германа эти мечты, если бы в посёлке, где жили они с дедом, не появилась маленькая, но очень энергичная и целеустремлённая девочка по имени Людмила. Она приехала туда на каникулы погостить у тёти Ариадны Аркадьевны. Тётя эта имела весьма непростой характер. Единственным её любимцем был бродячий кот по имени Кошмар, которого Ариадна Аркадьевна нашла на улице и принесла домой.

Характер у кота тоже был непростой что и не удивительно, ведь он долго был уличным котом и недаром получил свою кличкуоднако перед своей хозяйкой он очень ловко научился притворяться самым смирным и ласковым на свете котом. Она верила и души не чаяла в своём любимце, всегда угощала его чем-нибудь вкусненьким и прощала все его проделки. Стоит ли говорить, что ни тётя, ни Кошмар не были в восторге от приезда Людмилы? Однако девочку холодный приём нисколько не смутил. Надо сказать, что Людмила была не просто Людмила, а милая Людмила.

Так её стали звать с лёгкой руки самого Юрия Гагарина, с которым девочке выпало счастье не просто встретиться, а поговорить и даже получить автограф на портрете. Именно после этой встречи Людмила приняла решение раз и навсегда связать свою жизнь с Космосом. Милая Людмила знает советы на все жизненные вопросы и отчасти напоминает Лёлишну. И вот эта самая Людмила, можно сказать, в корне изменила жизнь не только Герки Архипова, но и местного злостного хулигана Пантелеймона Зыкина по прозвищу Пантя, который держал в страхе всю местную детвору.

Ей удалось разглядеть в нём не просто хулигана, но и просто несчастного человека, которого пьяница-отец и мачеха не пускали домой и не давали. Уж такая она была, эта милая Людмила. Если она встречала плохих детей, то тут же бросалась заниматься их перевоспитанием, утверждая, что они не такие уж плохие и вполне могут стать хорошими, надо только найти к ним правильный подход.

Обладая задатками педагога, она показывает, что талантливые дети могут поучить чему-то и взрослых людей. Но если там шла борьба только с детской ленью, на которую, как на верного союзника, могли опереться наши враги, то здесь на истинно политическую высоту поднимаются уже вопросы воспитания в целом.

Используя фантастический факт превращения старичка генерала в мальчика Лапу и детективный сюжет разоблачения иностранного шпиона, писатель в свойственной ему чуть пародийной манере разговаривает с детьми о самовоспитании, о преемственности поколений, о ранней гражданской ответственности. У генерал-лейтенанта в отставке Иллариона Венедиктовича Самойлова вдруг возникло непреодолимое желание вернуться в детство. Роман - о том, как это желание самым невероятным образом осуществилось, и что из этого вышло.

Чтение захватывает с первых же страниц, с самого пролога, в котором показаны два диалога Иллариона Венедиктовича со Смертью, произошедшие во сне. Причём это была не просто Смерть в балахоне и с косой.

Нет, это была современная Смерть. В первый раз генерал её увидел так: Вторая встреча привела Иллариона Венедиктовича в гнев: На черепе этой особы была солдатская каска с фашистской свастикой! Я буквально задохнулся от ненависти, сжал кулаки, покачнулся, но устоял. На ногах у Смерти — офицерские сапоги. Одета она была в серо-зеленый мундир, на широких коричневых погонах блестело по два черепа со скрещенными костями. Брюки у негодяйки были от космического скафандра! И генерал-лейтенант Самойлов решил приложить все силы для того, чтобы спасти детей и помочь им из лентяев и лоботрясов превратиться в полноценных граждан страны.

Эта книга Давыдычева звучит необычайно актуально и сегодня, в разгар идеологической войны и острого противостояния сил мира и международного терроризма. Давыдычев писал рассказы и драмы, но известен, прежде всего, как детский юмористический писатель.

Лев Давыдычев объяснял детям, почему он стал юмористическим писателем: До того помню, что понимаю вас даже тогда, когда вы творите глупости. А если я пишу смешные книжки, то это вовсе не значит, что меня с утра до вечера распирает смех.

Зевнёте, отложите мою книжку в сторону и что-нибудь про шпионов читать будете или бегать убежите. Вот я и решил стать юмористическим писателем. Ведь каждой книжке захочется стать для вас умным другом. А весёлый друг — он ещё обязательно и добр, и терпелив. Так и смешная книжка: Одна из особенностей произведений Давыдычева — это юмор.

Именно из-за него дети любят читать книги этого автора. Сивоконь совершенно справедливо замечает, что для Давыдычева смех - дело серьезное. И как ни смеётся он над своими героями да и нас заставляет смеятьсяа всё же он и любит их — даже тех, которые поначалу ни у него самого, ни у нас не вызывают особенного сочувствия.

chlorisinclam.tk: Толстой Лев Николаевич. Том Произведения , Полное собрание сочинений

Он глубоко убеждён, что даже среди самых отчаянных озорников всё-таки нет неисправимых. Надо точно, до мельчайших подробностей, знать, что детям нравится, а что.

Он всегда на стороне ребёнка, понимая, что жизнь у детей не такая уж беззаботная. Сколько в ней разных трудностей, несправедливостей и обид! С героями своих книг, да и с юными читателями, он беседует уважительно, как равный с равными. Поэтому он старается понять своих героев, вникнуть в логику их поступков, не осуждает, а даёт человеку оправдаться, объяснить, почему он поступает так, а не.

А ещё - представители правоохранительных органов, всегда вовремя приходящие на помощь милиционер Егорушкин, милиционер Горшков, участковый уполномоченный Ферапонтов, дружинник Алёша Фролов, полковник Егоров, лейтенант Васильковоживляющие повествование животные коты Бандюга, Кошмар и Жоржик, пёс Былхвост, тигрёнок Чип, обезьянка Хлоп-Хлоп. Обязательный персонаж всех детских произведений Давыдычева -ребёнок с ярко выраженными недостатками характера лень, неприспособленность к жизни, безволие, капризностькоторые преодолеваются в ходе развития сюжета.

В роли неумелых наставников в книгах Давыдычева могут выступать разные члены семьи и даже учителя — писатель не боится выставлять взрослых в смешном виде. Чаще всего лжевоспитателями оказываются бабушки. Как правило, все они наделены одной определяющей чертой — безграничной любовью к внукам, заставляющей их, ограждая детей от жизненных трудностей, полностью блокировать их самостоятельность.

Количество бабушек в прозе Давыдычева х гг. Давыдычев честно и откровенно говорит не только о детских недостатках, но и о недостатках взрослых — а это не у каждого детского писателя встретишь. Как же получается у Давыдычева — писать в равной степени серьезно, с полной отдачей для детей и для взрослых? Он пишет лирическую прозу для взрослых. Смешные повести для детей. Детские повести Давыдычева эксцентричны, полны юмора, озорства.

В произведениях, адресованных взрослым, голос автора очень серьезен, порой печален. Со взрослыми Давыдычев разговаривает как умный, добрый и проницательный собеседник: Тут нужна предельная честность, откровенность, мужество. В одном из взрослых рассказов есть такие строки: И даже любовь бывает такой, что только успевай ей доказывать, что любишь.

А то и друг идет, и уже знаешь: Душевного бескорыстия не хватает нам на каждом шагу. А рядом — вся пронизанная ребячьим гамом и смехом повесть о второгоднике и второкласснике Иване Семенове.

При всей фантазии автора он удивительно точен в изображении этой жизни. Недаром дети знают целые страницы повести наизусть — очень высокая оценка труда прозаика. Давыдычев в тот момент, когда пишет, совсем не озабочен возрастом будущих читателей. Он задумывает новое произведение, ему есть, что сказать людям, и он старается сказать так, чтобы его поняли. В основе детских вещей всегда серьезная мысль, не менее серьезная, чем во взрослых.

Но ты всегда обязан быть человеком. И в пять лет, и в двадцать, и в семьдесят. И для этого необходимо трудиться. Не щадя сил он помогает делать это и другим людям. Ни разу, ни с кем не говорил чиновничьим или лекторским тоном, но всегда нам, начинающим, был строгим старшим другом и учителем. Давыдычев, бывший секретарем писательской организации Перми, сразу отличил среди начинающих поэтов талант Алексея Решетова. И доказывал, что лирика Решетова гражданственна по самой сути, что стихи его в русле лучших традиций русской поэзии.

Свежий голос, талант Давыдычев замечал раньше. Так помогал он А.

Лев Николаевич Толстой. Хаджи–Мурат (—)

Как учитель он был суров. Прежде всего, у него резко выраженная индивидуальность, свой, ни у кого не заимствованный способ выражения внутреннего мира. Своя манера думать, свой язык. Если он хочет сказать что-то очень важное, то придумывает необычную строчку. Иногда буквы располагаются столбиком, иногда по диагонали, ступеньками, врассыпную, справа налево. Отдельные слова в произведениях записаны с повторением букв или слогов.

Все свои книги он по несколько раз переписывал от руки. А потом еще несколько раз перепечатывал рукопись на машинке. Лев Давыдычев объяснял это так: А если лень — значит нужно выбрасывать. В итоге его тексты приобретают такую яркость и законченность, что их хочется постоянно цитировать. Каким-то неизвестным образом о творчестве Давыдычева узнал знаменитый итальянский писатель Джанни Родари и пригласил автора в Италию.

Давыдычева не выпустили из страны. Позднее он с горечью сказал: Запрос пришел, и его положили под сукно, не показав автору и не ответив издателю. Давыдычев никогда не получил ни копейки гонорара за публикацию его произведений за рубежом, а публиковали их.

Произведения его изданы в Венгрии, Польше, Чехословакии, в Болгарии. Его книги, особенно про Ивана Семенова, были переведены на польский, литовский, эстонский, чешский, венгерский, болгарский, английский языки и изданы зарубежными издательствами. Популярность детских книг Льва Давыдычева была удивительна. Однажды из Москвы в Пермь переслали письмо маленького мальчика, на котором был простой адрес: Однажды на встрече с маленькими читателями, воспитанниками детского дома, Лев Давыдычев увидел, что ребята зажаты и плохо реагируют на его слова.

Тогда он предложил лечь на траву и… голосовать, но голосовать ногами! Дети повалились на спины и восторженно задрали ноги вверх. Лед недоверия был сломан. Он очень любил детей, и дети к нему тянулись. Кстати, внучку Давыдычева зовут Оля, то есть Лёлишна. Потому что эта книга была написана задолго до моего рождения. Но когда родители узнали, что родилась девочка, сразу же позвонили дедушке и сказали: Ведь Лёлишна вышла много лет назад!

Прежде всего хочется отметить, что дедушка обладал невероятным чувством юмора, любил посмеяться и пошутить. Застать Льва Ивановича с таким серьезным выражением лица, как на портрете, вы не смогли бы никогда, потому что у него всегда была в глазах озорная искорка.

Иначе бы и быть не могло, как же бы он тогда написал такие забавные книжки! Кого в нём только не было -писатели, актёры, режиссёры, художники… Лев Иванович очень любил песни Булата Окуджавы и часто слушал их на пластинке - это помогало ему творить. Его домашняя библиотека не разрасталась, а уменьшалась с годами. Он считал, что дома должны быть только самые нужные и любимые книги, и раздавал остальное. К концу жизни его библиотека уменьшилась в четыре раза. Зато собирал игрушечных львов.

Он и сам был похож на льва с зачёсанной назад гривой волос. Любил бывать и работать на даче, любил природу и всё живое. Брал обычный ножик и мастерил забавные игрушки.

Он никогда не давал домашним сидеть без дела. Смотришь телевизор - хотя бы вяжи. По мотивам произведений Льва Давыдычева были сняты четыре кинофильма: Идея снять фильм про Ивана Семенова на Пермской студии телевидения возникла сразу же после выхода в свет повести.

Однако у пермских телевизионщиков в то время опыта съемок полнометражного кино не было, как и у режиссера Константина Березовского, приехавшего работать на Пермскую студию телевидения из Уфы. Но прочитав сценарий, а затем и саму книгу, Березовский согласился работать над фильмом, поставив единственное условие - дать ему год на подготовку юных актеров. Сотни мальчишек пришли на кастинг, мечтая сыграть в кино лопоухого второгодника.

Каждую неделю на студии телевидения ребят обучали актерскому мастерству, а полученные навыки закрепляли с помощью телевизионных спектаклей. Большинство ребят позже сыграли в фильме. На экраны первый пермский полнометражный фильм вышел в году.

На первом Всесоюзном фестивале телефильмов в Киеве он завоевал Гран-при среди детского киноа Владимир Воробей, исполнитель главной роли, получил приз за лучшее исполнение детской роли.

Фильм о приключениях второклассника был лауреатом кинофестиваля в Монте-Карло, приобретен и показан в 37 странах. Роббер кончался, когда князь вернулся в гостиную. Он пришел особенно веселый и возбужденный. Гости выпили по стакану и, окончив игру и разочтясь, стали прощаться. Марья Васильевна, как всегда, не только крепко пожала, но и сильно тряхнула руку Полторацкого. И еще раз напомнив ему его ошибку, когда он пошел с бубен, она улыбнулась ему, как показалось Полторацкому, прелестной, ласковой и значительной улыбкой.

Да еще такую женщину, как княгиня Воронцова. Подойдя к домику, в котором он жил с товарищем, он толкнул входную дверь, но дверь была заперта. Ему стало досадно, и он стал барабанить в запертую дверь ногой и шашкой.

За дверью послышались шаги, и Вавило, крепостной, дворовый человек Полторацкого, откинул крючок. Вот я тебе покажу, как можно Полторацкий хотел ударить Вавилу, но раздумал. Вавило был действительно выпивши, а выпил он потому, что был на именинах у каптенармуса. Вернувшись домой, он задумался о своей жизни в сравнении с жизнью Ивана Макеича, каптенармуса. Иван Макеич имел доходы, был женат и надеялся через год выйти в чистую. Вавило же был мальчиком взят в верх. Барин был хороший, дрался мало, но какая же это была жизнь!

Да куда же мне итти с вольной. И ему так захотелось спать, что он, боясь, чтобы кто-нибудь не вошел и не унес что-нибудь, закинул крючок и заснул. Полторацкий вошел в комнату, где он спал вместе с товарищем Тихоновым. Вавило ушел, унося сапоги и платье.

А Полторацкий лег в постель и, улыбаясь, закурил папироску и потушил свечу. Он в темноте видел перед собою улыбающееся лицо Марьи Васильевны. Воронцов не мог отрицать, но разочаровал жену в том, что был не сам Хаджи-Мурат, а только лазутчик, объявивший, что Хаджи-Мурат завтра выедет к нему в то место, где назначена рубка леса. Среди однообразия жизни в крепости молодые Воронцовы — и муж и жена — были очень рады этому событию.

Поговорив о том, как приятно будет это известие его отцу, муж с женой в третьем часу легли спать. IV После тех трех бессонных ночей, которые он провел, убегая от высланных против него мюридов Шамиля, Хаджи-Мурат заснул тотчас же, как только Садо вышел из сакли, пожелав ему спокойной ночи.

Он спал не раздеваясь, облокотившись на руку, утонувшую локтем в подложенные ему хозяином пуховые красные подушки. Недалеко от него, у стены, спал Элдар. Элдар лежал на спине, раскинув широко свои сильные, молодые члены, так что высокая грудь его, с черными хозырями на белой черкеске, была выше откинувшейся, свеже бритой, синей головы, свалившейся с подушки. Оттопыренная, как у детей, с чуть покрывавшим ее пушком, верхняя губа его точно прихлебывала, сжимаясь и распускаясь.

Он спал так же, как и Хаджи-Мурат: В камине сакли догорали сучья, и в печурке чуть светился ночник. В середине ночи скрипнула дверь в кунацкой, и Хаджи-Мурат тотчас же поднялся и взялся за пистолет.

В комнату, мягко ступая по земляному полу, вошел Садо. Сейчас прибегала к жене соседка, сказывала, что старики собрались у мечети и хотят остановить. Хаджи-Мурат надел оружие и бурку. Элдар сделал то. И оба молча вышли из сакли под навес.

Басинский П.В. Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды

Черноглазый мальчик подвел лошадей. На стук копыт по убитой дороге улицы чья-то голова высунулась из двери соседней сакли, и, стуча деревянными башмаками, пробежал какой-то человек в гору к мечети. Месяца не было, но звезды ярко светили в черном небе, и в темноте видны были очертания крыш саклей и больше других здание мечети с минаретом в верхней части аула.

От мечети доносился гул голосов. Хаджи-Мурат, быстро прихватив ружье, вложил ногу в узкое стремя и, беззвучно, незаметно перекинув тело, неслышно сел на высокую подушку седла. Мальчик посторонился, и лошадь, как будто сама зная, что ей надо делать, бодрым шагом тронулась из проулка на главную дорогу. Элдар ехал сзади; Садо, в шубе, быстро размахивая руками, почти бежал за ними, перебегая то на одну, то на другую сторону узкой улицы. У выезда, через дорогу, показалась движущаяся тень, потом — другая.

Вместо того, чтобы остановиться, Хаджи-Мурат выхватил пистолет из-за пояса и, прибавляя хода, направил лошадь прямо на заграждавших дорогу людей. Стоявшие на дороге люди разошлись, и Хаджи-Мурат, не оглядываясь, большой иноходью пустился вниз по дороге.

Элдар большой рысью ехал за. Позади их щелкнули два выстрела, просвистели две пули, не задевшие ни его, ни Элдара. Хаджи-Мурат продолжал ехать тем же ходом. Отъехав шагов триста, он остановил слегка запыхавшуюся лошадь и стал прислушиваться. Впереди, внизу, шумела быстрая вода. Сзади слышны были перекликающиеся петухи в ауле. Из-за этих звуков послышался приближающийся лошадиный топот и говор позади Хаджи-Мурата.

Ехавшие сзади скакали и скоро догнали Хаджи-Мурата. Их было человек двадцать верховых. Это были жители аула, решившие задержать Хаджи-Мурата или, по крайней мере, для очистки себя перед Шамилем, сделать вид, что они хотят задержать. Когда они приблизились настолько, что стали видны в темноте, Хаджи-Мурат остановился, бросив поводья, и, привычным движением левой руки отстегнув чехол винтовки, правой рукой вынул.

Хаджи-Мурат, держа винтовку в руке, стал спускаться в лощину. Конные, не приближаясь, ехали за. Когда Хаджи-Мурат переехал на другую сторону лощины, ехавшие за ним верховые закричали ему, чтобы он выслушал то, что они хотят сказать.

В ответ на это Хаджи-Мурат выстрелил из винтовки и пустил свою лошадь вскачь. Когда он остановил ее, погони за ним уже не слышно было; не слышно было и петухов, а только яснее слышалось в лесу журчание воды и изредка плач филина. Черная стена леса была совсем близко.

Это был тот самый лес, в котором дожидались его его мюриды. Подъехав к лесу, Хаджи-Мурат остановился и, забрав много воздуху в легкие, засвистал и потом затих, прислушиваясь. Через минуту такой же свист послышался из леса. Хаджи-Мурат свернул с дороги и поехал в лес.

Проехав шагов сто, Хаджи-Мурат увидал сквозь стволы деревьев костер, тени людей, сидевших у огня, и до половины освещенную огнем стреноженную лошадь в седле. Один из сидевших у костра людей быстро встал и подошел к Хаджи-Мурату, взявшись за повод и за стремя. Это был аварец Ханефи, названный брат Хаджи-Мурата, заведующий его хозяйством. Люди стали раскидывать костер и топтать горевшие сучья. Это был чеченец Гамзало.

Гамзало подошел к бурке, взял лежавшую на ней в чехле винтовку и молча пошел на край поляны, к тому месту, из которого подъехал Хаджи-Мурат. Элдар, слезши с лошади, взял лошадь Хаджи-Мурата и, высоко подтянув обеим головы, привязал их к деревьям, потом так же, как Гамзало, с винтовкой за плечами стал на другой край поляны.

Костер был потушен, и лес не казался уже таким черным, как прежде, и на небе, хотя и слабо, но светились звезды. Он спросил у Ханефи кумган, всегда возимый с собой в сумах, и, надев бурку, пошел к воде. Разувшись и совершив омовение, Хаджи-Мурат стал босыми ногами на бурку, потом сел на икры и, сначала заткнув пальцами уши и закрыв глаза, произнес, обращаясь на восток, обычные молитвы.

Окончив молитву, он вернулся на свое место, где были переметные сумы, и, сев на бурку, облокотил руки на колена и, опустив голову, задумался. Хаджи-Мурат всегда верил в свое счастие. Затевая что-нибудь, он был вперед твердо уверен в удаче, — и всё удавалось. Так это было, за редкими исключениями, во всё продолжение его бурной военной жизни. Так, он надеялся, что будет и. Он представлял себе, как он с войском, которое даст ему Воронцов, пойдет на Шамиля и захватит его в плен, и отомстит ему, и как русский царь наградит его, и он опять будет управлять не только Аварией, но и всей Чечней, которая покорится.

С этими мыслями он не заметил, как заснул. Хаджи-Мурат поднял голову, взглянул на светлевшееся уже сквозь стволы дерев небо на востоке и спросил у сидевшего поодаль от него мюрида о Хан-Магоме. Узнав, что Хан-Магома еще не возвращался, Хаджи-Мурат опустил голову и тотчас же опять задремал. Разбудил его веселый голос Хана-Магомы, возвращавшегося с Ватою из своего посольства. Хан-Магома тотчас же подсел к Хаджи-Мурату и стал рассказывать, как солдаты встретили их и проводили к самому князю, как он говорил с самим князем, как князь радовался и обещал утром встретить их там, где русские будут рубить лес, за Мичиком, на Шалинской поляне.

Бата перебивал речь своего сотоварища, вставляя свои подробности. Хаджи-Мурат расспросил подробно о том, какими именно словами отвечал Воронцов на предложение Хаджи-Мурата выдти к русским.

И Хан-Магома и Бата в один голос говорили, что князь обещал принять Хаджи-Мурата как гостя и сделать так, чтобы ему хорошо. Хаджи-Мурат расспросил еще про дорогу, и когда Хан-Магома заверил его, что он хорошо знает дорогу и прямо приведет туда, Хаджи-Мурат достал деньги и отдал Бате обещанные три рубля; своим же велел достать из переметных сум свое с золотой насечкой оружие и папаху с чалмою, самим же мюридам почиститься, чтобы приехать к русским в хорошем виде.

Пока чистили оружие, седла, сбрую и коней, звезды померкли, стало совсем светло, и потянул предрассветный ветерок. V Рано утром, еще в темноте, две роты с топорами, под командой Полторацкого, вышли за десять верст за Чахгиринские ворота и, рассыпав цепь стрелков, как только стало светать, принялись за рубку леса.

К восьми часам туман, сливавшийся с душистым дымом шипящих и трещащих на кострах сырых сучьев, начал подниматься кверху, и рубившие лес, прежде за пять шагов не видавшие, а только слышавшие друг друга, стали видеть и костры и заваленную деревьями дорогу, шедшую через лес; солнце то показывалось светлым пятном в тумане, то опять скрывалось.

На полянке, поодаль от дороги, сидели на барабанах: Полторацкий с своим субалтерн-офицером Тихоновым, два офицера 3-й роты и бывший кавалергард, разжалованный за дуэль, товарищ Полторацкого по Пажескому корпусу, барон Фрезе.

Вокруг барабанов валялись бумажки от закусок, окурки и пустые бутылки. Офицеры выпили водки, закусили и пили портер. Барабанщик откупоривал восьмую бутылку.

Полторацкий, несмотря на то, что не выспался, был в том особенном настроении подъема душевных сил и доброго, беззаботного веселья, в котором он чувствовал себя всегда среди своих солдат и товарищей там, где могла быть опасность.